Ответы Серафимовой В.Д. на замечания профессора Дырдина А.А. в его отзыве на докторское исследование

Ответы Серафимовой В.Д. на замечания профессора Дырдина А.А. в его отзыве на докторское исследование Серафимовой В.Д. «Традиции Андрея Платонова в философско-эстетических исканиях русской прозы второй половины ХХ-начала ХХ1 веков» в Д. 212. 183. 02 при ОГУ 23.09. 2010 г.

Профессор Дырдин А.А. не присутствовал на защите докторской диссертации Серафимовой, но его отзыв был полностью прочитан секретарем Диссовета 212. 183. 02 при ОГУ доцентом Бельской А.А.; Председатель Диссовета профессор Курляндская Г.Б. вела заседание Диссертационного совета. н

Мы благодарны профессору Дырдину А.А. что он разделяет исследовательский пафос платоноведа в моем лице. Однако не понимаем, каким образом можно признавать необходимость и актуальность изучения этой фундаментальной и значительной темы, и одновременно отрицать возможность раскрытия этой темы современным литературоведческим инструментарием, как пишет уважаемый профессор, «в современных условиях усилиями нескольких ученых или даже академических групп». Нас не устраивает такое негативное отношение к современной литературоведческой науке, тем более, что начало этих исследований положили такие корифеи отечественной науки, как Л.А.Шубин, В.П. Скобелев, В.А.Свительский, В.В.Васильев, Н.Г.Полтавцева, С.Г.Семенова, В.Эйдинова, В.А. Чалмаев, Н.В.Корниенко, Н.М.Малыгина. Наука так и складывается из труда отдельных исследователей. Ее путь прослеживается из вклада, своих путей ученых, литературоведов, писателей к творческому наследию классиков. И в литературном процессе участвуют писатели, кажущиеся «незначительными» Дырдину А.А., имена которых он называет в своем отзыве - В.Березин, Шпаков. Эти писатели также ищут свои пути к овладению наследием классика. На наш взгляд, в ситуации полемики не должны появляться монопольные претензии на истину, как настаивает профессор Дырдин А.А.: «Вряд ли отношения Платонова к культурно-философскому наследию Европы и России 19 и первой половины ХХ в. можно представить (даже обзорно) на сотне страниц работы». Это суждение, предположительное, не учитывает, что есть уже достаточно разнообразные наработки, и в некоторых местах приходится итожить, резюмировать.

Первая претензия оппонента касается подхода Замечание: «Исследования в области генезиса русской прозы и ее связей с идейно-художественным опытом А.П.Платонова, бесспорно, целесообразны и необходимы (…) «поставленные задачи оказались непомерно сложны», ибо «в современных условиях усилиями нескольких ученых или даже академических групп неосуществимо. Падение уровня литературоведческой науки, исследовательской культуры, разрыв между поколениями филологов...».

Ответ: Может ли ответить кто-то за «разрыв между поколениями исследователей, за падение уровня литературоведческой науки». И значит ли это, что исследование влияния Платонова откладывается, перепоручается следующему поколению? А как же тогда «Архив Платонова», научное издание «Сочинений» А.Платонова, первого тома в двух книгах. А дальше оппонент еще расширяет задачу: «не сформировано отчетливое представление о творческом своеобразии писателя, художественном пространстве его произведений». Но это общая задача платоноведения, и оно пока с нею не справилось в полном объеме. В целом, неясная претензия: школу Платонова изучают, но выходит - еще рано, нет условий? В научных исследованиях есть своя очередность, неизбежные этапы. На современном этапе, на наш взгляд, можно наметить пути, выделить приоритетные проблемы - не только в историко-генетическом направлении, но и в историко-функциональном. А различие подходов - основа академической полемики. Мы подчеркиваем, что научное сообщество в современных условиях сделало многое для изучения творческого наследия А.Платонова, что мы отмечаем и в диссертаций и в автореферате. Подчеркнем, что суждения уважаемого профессора А.А. Дырдина мы воспринимаем как противоречивые и тенденциозные.

2. Следующее положение оппонента: «об идеях и образах Платонова в свете эстетики ЗАМЕЧАНИЕ: «Интерпретация эстетической стороны традиции Платонова в представленной диссертации отсутствует».

ОТВЕТ: Серьезное, но необоснованное обвинение: «не описана «художественность», «творческая индивидуальность», «целостность картины мира». Для нас предпочтительнее, корректнее термин «художественная ценность», а она раскрывается только в рецептивном аспекте, в исторической смене эстетических вкусов. «Художественность» - производное исторического контекста, ситуации. Об этом и написана основная третья глава диссертации. (С.187-409).

3. Предваряющий вывод отзыва Дырдина А.А. конкретными положениями не обоснован: «нельзя признать состоявшимся, оригинальным, завершенным научным исследованием, намечающим перспективы рассмотрения философско-эстетических традиций А.Платонова».

Ответ Серафимовой: Думается, если б совсем не было оригинальных положений, не было бы спора и раздражения. Полемичность некоторых положений работы я вижу, но они продиктованы природой платоновского текста и парадоксальным русским опытом ХХ века.

4. Следующее замечание уважаемого профессора Дырдина: автор отзыва считает односторонним подход диссертанта в исследовании аспектов влияния Платонова на писателей «деревенской» прозы.

Ответ: С этим трудно согласиться. На стр. и автореферата и диссертации (С. 26-30; 33-35;35-37 Автор-т; 121-324 -Диссертация) показан многоаспектный подход к творчеству писателей этого направления. Типологические связи прозы Платонова и Распутина проявляются в сходстве идейного звучания произведений, природе героя, способах психологического раскрытия характера, способах конструирования художественных образов и т.д. Филологический анализ повести А.Платонова «Такыр» и повестей В.Распутина «Последний срок», «Живи и помни», как это выполнено нами в диссертации(с. 317, 318) позволяют нам сделать вывод о духовности героинь, о слитности героев «самых метафизических русских писателей» (определение С.Г.Семеновой) с окружающей природой, об отражении человеком процессов макрокосма. Писатели прибегают к приемам метафизического опыта в описании самосознания героев, полагаясь на сверхчувственную (недоступную опыту) познавательную деятельность человека, герои изображены не только в жестоких условиях действительности и соответствующий ей социальный план, они вписаны в онтологический план повествования, в величественную картину мироздания. (С. 35 - Автореферат).

Кроме того, в поле зрения в нашем исследовании находятся и представители «городской» прозы. Это и Ю.Трифонов, автор «московских повестей», ставших началом целого направления в русской литературе второй половины ХХ века - «городской прозы».(С.30-33 Автор-т; 256-277- Диссертация). Это и Л.Бородин, представитель неореалистической тенденции, в прозе которого получают сходное с Платоновым разрешение идеи «преображения души», реальности «падшего» мира.( С.35-37- Автор-т; с.324-370- Диссер-ия); это и представители постмодернизма (с.39-40 - Автор-т; с. 393- 409 -Диссерт-ия) В исследование включены представители различных эстетических ориентаций, что позволяет сделать вывод о специфике прочтения «платоновского слова» и особенностей влияния А.Платонова на процесс формирования разных векторов отечественной словесности, рассматривается весь многосложный мир литературного процесса второй половины двадцатого века.

В нашей работе мы используем контаминированный, в литературоведении обозначенный термином «интегрированный», подход при сопоставлении прозы А.Платонова, конкретно повести «Эфирный тракт»(авторская датировка -1926-27; публикация в 1967) в и повести Ю.Трифонова «Другая жизнь». Выявляя сходный подход к героям, ссылаемся на работу Л.Н.Гумилева «Этногенез и биосфера Земли» (1979), научный труд В.В.Вернадского «Философские мысли натуралиста» (1988), на монографию А.В.Шаравина «Городская проза 70-80-х годов ХХ века». (М., 2001), и проводим структурный анализ художественных произведений, что позволяет нам выявить выявляем сходный подход писателей к своим героям. Мы предполагаем, что Л.Н.Гумилев, будучи образованнейшим человеком, читал повесть А.Платонова «Эфирный тракт». Наш вывод: Типологические связи между прозой Ю.Трифонова и А.Платонова проявляются и в сходном подходе к герою, обнаруживающем много общего с пассионарной теорией этногенеза Л.Н.Гумилева(1912-1992).

Наша аргументация: Задумываясь над сущностью и движущими силами этнической истории, Л.Гумилев в своем фундаментальном исследовании «Этногенез и биосфера Земли» (1979), ставшей его второй докторской диссертацией», доказывает, что в основе всякого деяния, оставляющего следы в истории, лежит страстное стремление человека к своему идеалу, к целенаправленной деятельности, связанной с изменением общественного или природного окружения, «…причем достижение намеченной цели, часто иллюзорной или губительной для самого субъекта, представляется ему ценнее даже собственной жизни». (Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. - Л., 1989. С. 252). Гумилев утверждал, что «любой этногенез», т.е. процесс формирования народа (нации) «зачинается героическими, подчас жертвенными поступками небольших групп людей». Этих людей ученый назвал пассионариями и отметил, что «пассионарность не имеет отношения к этическим нормам, одинаково легко порождая подвиги и преступления, творчество и разрушение, благо и зло». Это страстное стремление к осуществлению своей мечты наперекор всему Гумилев назвал «пассионарностью». Источником такой активности, по Гумилеву, является биогеохимическая энергия живого вещества биосферы, как она описана и В.В.Вернадским - от биосферы через техносферу к ноосфере: «В геологической истории биосферы перед человеком открывается огромное будущее, если он поймет это и не будет употреблять свой разум и свой труд на самоистребление». (Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста. - М., 1988. С. 503). Это страстное стремление к идеалу наперекор всему Гумилев назвал «пассионарностью».

Платоновский подход к героям Федору Попову, Михаилу и Егору Кирпичниковым - представителям «сердечной науки» и Исааку Матиссену, представителю «злой силы знания» в повести «Эфирный тракт» обнаруживает много общего с теорией пассионарности Л.Н. Гумилева. Создается впечатление, что Платонов своей повестью «Эфирный тракт» в художественной форме предвосхитил научные изыскания ученого, и что Гумилев читал повесть. Инженер Федор Кирпичников, герой платоновской повести, одержим идеей понять «существо вселенной», добиться разгадки «искусственного размножения электронов», «эфирного тракта», чтобы «дать всем хлеб в рот, счастье в грудь и мудрость в мозг», для этого он воспитал в себе «жажду знания, как кровную страсть». «Пассионарность» проявляется и в создании Платоновым образа Егора Кирпичникова, продолжателя дела отца после трагической его гибели по вине Матиссена (Диссер. - 270- 272). Мы отмечаем, что отечественном литературоведении подход к героям в «городской прозе», в том числе и в прозе Ю.Трифонова, с учетом теории пассионарности Льва Гумилева впервые отметил А.В.Шаравин ». Отмечаем, что к пассионариям относит героинь В.Г.Распутина и Александр Прошкин, режиссер, в «послужном списке» которого ставшие заметными экранизации произведений Пушкина, Амфитеатрова, фильм «Холодное лето 1953», не говоря о прошедшем по телевидению многосерийном прочтении «Доктора Живаго», и наконец фильм «Живи и помни», поставленный им по повести гениального писателя, нашего современника В.Г. Распутина.

5. Замечание А.А. Дырдина, касается года публикации рассказа А.Платонова «Песчаная учительница». «Необъяснима логика соискателя, объявляющего ключевым текстом Платонова, фиксирующим «идею жизни», рассказ «Песчаная учительница», который на самом деле датируется 1926, а не 1927 годом»

Ответ: Мы не согласны с замечанием профессора А.А.Дырдина, год нами отмечен верно.

Рассказ «Песчаная учительница» был опубликован в первом сборнике А.Платонова «Епифанские шлюзы» - «Епифанские шлюзы: Рассказы. - М..: Мол. гвардия, 1927. - 285 с. Ссылка на библиографический указатель: Андрей Платонович Платонов: Жизнь и творчество: Биобиблиографический указатель произведений писателя на русском языке, опубликованных в 1918 - янв. 2000 г. Литература о жизни и творчестве / Российская гос. биб-ка; Составитель редактор В.П.Зарайская; Научный конс. Н.В.Корниенко. - М.: Пашков дом, 2001. - 340 с. Содержание сборника Епифанские шлюзы: Бучило; Иван Жох; Город Градов; Песчаная учительница; О потухшей лампе Ильича; Записи потомка: (Память); Иван Митрич; Епишка; Поп; Мавра Кузьминична; Экономик Магов; Цыганский мерин; Родоначальники нации, или Беспокойные происшествия; Из генерального сочинения: Демьян Фомич - мастер кожаного ходового устройства; Крюйс; Душевная ночь; История иерея Прокопия Жабрина; Луговые мастера. Ссылка: Андрей Платонович Платонов: Жизнь и творчество: Биобиблиогр. указ. произв. писателя на русском языке, опубликованных в 1918 - янв. 2000 г. Литература о жизни и творчестве / Российская гос. биб-ка; Составитель редактор В.П.Зарайская; Научный конс. Н.В.Корниенко. - М.: Пашков дом, 2001. - 340; 24.

6.Замечание: «Главный недостаток диссертационной работы - методологический».

Ответ: Но что имеется в виду, оппонент не показывает. Вот это место особенно наглядно обнаруживает гиперкритический настрой оппонента: такая работа не могла быть бесспорной, а потому не признаю ее успешной. Я, со своей стороны, не могу признать такую критику конструктивной, в предвзятости своей она переступает границы академической полемики. Оппонент исходит из своего убеждения, которое уже нами цитировалось: «Исследования в области генезиса русской прозы и ее связей с идейно-художественным опытом А.П.Платонова, бесспорно, целесообразны и необходимы (…) «поставленные задачи оказались непомерно сложны», ибо «в современных условиях усилиями нескольких ученых или даже академических групп неосуществимы». Методологическая основа нашего диссертационного исследования описана на страницах12-14 Автореферата, на страницах 33-38 Диссертации. Диссертационная работа строится на сочетании историко-генетического, историко-функционального, сравнительно-исторического и онтологического подходов.

С уважением В.Д. Серафимова.

Сеять души в людях
Рубрики:
Платонов Серафимова диссертация Полехина Давыдова Казаркин пассионарность Владимов Богомолье В.Быков В.Г.Распутин В.Кожинов Дырдин Брашт Гражданин Уклейкин Библейские мотивы В.Астафьев Бородин детство Б.Екимов Б.Пильняк Звездный билет