Ответы Серафимовой В.Д. на замечания профессора Полехиной М.М. при защите Диссертационного исследования

Спасибо официальному оппоненту, доктору филологических наук, профессору Магнитогорского государственного университета, зав. кафедры русской литературы ХХ века Полехиной М.М. за внимательное прочтение диссертации и автореферата, положительный отзыв и высокую ее оценку. На некоторые замечания мне хотелось бы дать пояснения.

Замечание: Четче следовало развести материал исследования, предмет исследования.

Ответ Серафимовой В.Д. В качестве материала исследования мы рассматриваем собственно литературные и публицистические произведения писателей, литературно-критические статьи - А.Платонова, предшественников Платонова, его современников и последователей. Для выявления глубинного родства прозы А.Платонова с русской классической и мировой литературой привлекаются произведения А.С.Пушкина, Ф.М.Достоевского, Л.Н.Толстого, Л.М.Леонова, Е.И.Замятина, М.А.Шолохова, Б.А.Пильняка и др. Конкретные формы преемственности, «сближения-отталкивания» различных художественных миров рассматриваются с учетом преломления в анализируемых произведениях философских идей А.Бергсона, Н.А.Бердяева, В.И.Вернадского, Л.Н.Гумилева, Ф.Ницше, Платона, Ж.Ж.Руссо, Вл. С. Соловьева, Н.Ф.Федорова, П.А.Флоренского, С.Л.Франка, К.Э Циолковского, О.Шпенглера. В качестве предмета исследования мы рассматривали историко-генетические, типологические связи в творчестве названных выше писателей, формирующих значимую линию развития русской литературы ХХ-начала ХХ1 веков.

Предмет исследования, выступает как основная проблема диссертационной работы. Цель диссертационного исследования - выявить преемственные литературные связи, традиции и новаторство в философско-эстетических исканиях писателей второй половины ХХ - начала ХХ1 вв. в сопоставлении с классическим наследием А.Платонова; определить характер и особенности этих неоднородных, многоуровневых связей поэтических средств и приемов, получивших творческое переосмысление и развитие в художественной практике писателей разных литературных поколений.(Автор., - с.10); Диссер., - с.29) Для достижения поставленной цели в диссертации решаются следующие задачи, перечисленные в диссертации (С.30) и в автореферате (С.10). Перечислю некоторые, например: - выяснить, какими философскими и эстетическими установками руководствовались сопоставляемые авторы в своем художественном творчестве, отстаивая идеи преемственности; - установить основные типы взаимодействия, определяющиеся сходством мышления, мировоззренческих презумпций, творческого метода писателей и концепции человека в их произведениях, принципов психологического анализа. Задачи соотносятся с положениями, выносимыми на защиту. Например: «Вдумывание в жизнь», стремление разгадать ее тайну, неприятие насаждаемых стандартов - характерная черта «чудиков» В. Шукшина и «чудаков» А. Платонова. Сходной является оценка полярных сторон русского характера, двуединства человеческой души, в поисках истины обнаруживающей свою сокровенность. Писатели испытывают героев определяющим нравственным законом - отношением к детям, к старикам, к моральной категории памяти, земле, и, наконец, к смерти и бессмертию. В ряде рассказов Шукшина более жестко, чем у Платонова, акцентируется трагически мучительное осознание смерти героем. Осознав непреложность смерти, герой Шукшина решает этическую задачу - как прожить жизнь на земле; у героев Платонова неоднозначное отношение к «интересу смерти», несущее, в основном, онтологическую направленность. В прозе обоих писателей наблюдается соединение эпической по масштабу мысли с жанровой формой рассказа.(Автор. -с.17) т.д.

Замечание: Что касается названия второго параграфа, то, следуя общей логике, необходимо было бы сделать его концептуальным, выражающем общую направленность данного раздела работы, связать с актуализацией мифологем или констант в творчестве писателя. Выражение в названии параграфа лишь направленности произведений художника как антифашистских в данном случае, явно, недостаточно.

Ответ Серафимовой: Мы принимаем замечание оппонента Полехиной М.М. относительно названий параграфов, некоторые из них можно было бы действительно подкорректировать. Мы согласны с доводом уважаемого оппонента, профессора Полехиной М.М. что название пераграфа - «Антифашистские произведения А.Платонова» (с.108) - выражает общую направленность раздела и раздел можно было бы связать с актуализацией мифологем или констант в творчестве Платонова, которые и раскрываются в содержании данного раздела, как, например, жизнь, смерть, дети, творчество, любовь, бессмертие, труд, память, верность, тоска, сердце, душе, человек и др.

Замечание М.М.Полехиной. Что касается третьего параграфа первой главы диссертационной работы «Идейно-эстетические искания А. Платонова в художественном исследовании темы любви», следует специально отметить скрупулезное и внимательное прочтение соискателем платоновских текстов, однако, на наш взгляд, здесь присутствует некоторое упрощение проблемы, когда соискатель говорит о поляризации взглядов Платонова и Вейнингера на вопросы любви и пола. Важным здесь оказывается не то, что, по мнению диссертанта, «Платонов проводит свою героиню через все искусы эгоистической любви, чтобы она обрела радость, гармонию, войдя в мир духа, заботы о других людях» (Дис., с. 131), а художественное исследование Платоновым женского характера, выраженности в ней пола, который, по мнению Вейнингера, и Платонов в этом смысле был с ним солидарен, подавляет все другие проявления.

Здесь хочется специально заметить, что в 1930-е годы, как вспоминал Юрий Нагибин, Вейнингер был излюбленной темой разговоров Платонова. «Помню его фразу, - вспоминает Нагибин: «Бедный мальчик!», произносимую так тепло и сочувственно, будто юный и запутавшийся Вейнингер плакал в соседней комнате». Эта теплота чувствуется и в очерке совсем еще юного Платонова «Душа мира» - гимне вечной женственности, напечатанной в 1920 г. в воронежской газете «Красная деревня».

Ответ Серафимовой В анализе рассказа «Фро» мы отметили схождения на уровне тематики рассказа Платонова «Фро» с книгой Отто Вейнингера «Пол и характер». На стр. 126 диссертации на основе анализа рассказа мы выявили, что конфликт рассказа «Фро» строится на разладе героини Фро с миром, на конфликте «губительной» страсти и любви одухотворенной, на конфликте эгоизма чувства и человечности. Мы согласны с замечанием уважаемого оппонента, что Платонов в рассказе «Фро»(1936) проводит художественное исследование русского характера, подчеркнув, как и австрийский философ Отто Вейнингер (1889-1903) в книге «Пол и характер»(1903, русский перевод - в 1907 г.), выраженность в женском характере пола. Однако мы пытались подчеркнуть важную для Платонова мысль о духовной роли женщины в совершенствовании мира. В книге Вейнингера женщина рассматривается как существо исключительно плотское, сексуальное, лишенное души, ей отказывается в универсальной связи с миром. Цитирую: «Женщины не имеют никакого существования и никакой сущности, они не суть, они суть ничто. Сводничество есть настоящая женская черта и притом исключительно женская» [145: 184, 165]. Платонов полемизирует с такой оценкой, рассматривает книгу Вейнингера как «вопль погибающего», ищет истинные духовные связи в отношениях между мужчиной и женщиной, подчеркнет роль женщины в совершенствовании мира и человека: «Женщина осуществляет ребенка своей кровью и плотью, она питает человечество. В женщине живет высшая форма человеческого сознания - сознание непригодности существующей вселенной, влюбленность в далекий образ совершенного существа (…) Женщина - искупление безумия вселенной. Она - проснувшаяся совесть всего что есть. (…) Женщина - тогда женщина, когда в ней живет вся совесть темного мира, его надежда стать совершенным, его смертная тоска» [46: I, 47 - 49].(Статья «Душа мира». В дис., с. 122; ссылка на статью Платонова Соч. Платонова. Том первый Книга вторая. Статьи Научное издание. М.: ИМЛИ РАН, 2004. С47-49). В ходе анализа мы выявляем конфликт рассказа «Фро». (С. 126, 127) и заключаем, что в контексте платоновской концепции гармоничного человека первостепенны идеи взаимосвязанности людей, «света жизни», и сфера проявления человеческой сущности переосмысливается Платоновым в зависимости от идеи связи людей, неотчужденности любящих от тревог и забот мира. В ходе развития сюжета Платонов проводит свою героиню через все искусы эгоистической любви, чтобы она обрела радость, гармонию, войдя в мир духа, заботы о других людях. Мы делаем акцент на своеобразной движущей статике, идущей от изображения духовного мира личности, в котором отражаются преобразования внутренней и внешней жизни, и эта движущая статика становится присущей всем произведениям Платонова. Показателен тот литературный прием, при помощи которого Платонов выявляет приобретенную духовность своей героини. Символический образ ребенка, вслушивание героиней в «музыку» мира определяют эволюцию образа героини, приближение его к идеалу, где этика и эстетика нераздельно слиты. Автор судит Фро не за любовь, а за характер ее чувства, носящего вначале эгоистический характер и побуждающего ее спрятаться в «скорлупу» своей индивидуальности. Платонов открывает для своей героини естественный путь к исполнению не только природного, но и общественного предназначения человека. «Человеку чувства» Платонов открывает путь к осуществлению и природного, и общественного предназначения. По Платонову, Любовь двух людей - мужчины и женщины - должна укреплять человеческие связи, а не разрушать их. (В дис., с 127). Обобщая наши наблюдения, мы подчеркнем, «Проведенный анализ рассказов «Фро», «Река Потудань», «Афродита», «Возвращение» убеждает, что Платонов в высокохудожественной форме показал любовь как чувство, делающее человека целостной натурой. По Платонову, этическая культура человека проявляется не в подавлении или искоренении «нутряного» (Платонов), телесного в людях, а в сопряжении с миром, в одухотворенной любви. Любовь должна вывести человека «из замкнутого круга существования к всеобщей жизни»» (Автореф., С..22).

Четвертое замечание официального оппонента, профессора Полехиной предваряется фрагментом из отзыва о первой главе третьего параграфа: «Близостью жизненных и творческих позиций объединяются соискателем имена Ю. Казакова и А. Платонова. Этот материал составил концептуальное поле первого параграфа третьей главы. Единство человека и мира, целостность человеческой личности, диалог художественных сознаний в постановке проблем семьи, дома, смысла человеческого существования подтверждаются скрупулезным анализом художественного материала. Справедливо заявление соискателя о типологической близости прозы Платонова и Казакова, которая прослеживаются на уровне поэтики, видится она соискателем в особой музыкальности художественных образов. Не в полной мере можно согласиться с заявлением соискателя о важнейших концептах писателей, которым завершается параграф (с.211, диссер.). Отсюда возникает вопрос: Что подразумевается под концептом? Какие концепты являются определяющими для одного и другого писателя?

Ответ Серафимовой: В современном литературоведении нет единства при раскрытии термина концепт. На стр. 16 диссертации мы проясняем свой подход, ссылаясь на труды известных ученых. При изучении закономерностей литературного процесса нам представляются важными доводы Д.С. Лихачева об обращении писателей к устойчивым темам, присущим отечественной и мировой культуре, к объединяющим идеям - концептам. Концепт (лат. conceptus - понятие), по Лихачеву, «не непосредственно возникает из значения слова, а является результатом столкновения словарного значения слова с личным опытом человека и народным опытом. Потенции концепта тем шире и богаче, чем шире и богаче культурный опыт человека» [225: 35] (Лихачев, Д. С. Концептосфера русского языка / Д. С. Лихачев // Освобождение от догм. История русской литературы: состояние и пути изучения / отв. ред. Д. П. Николаев.- М. : ИМЛИ РАН, 1997. - Т. 1. - С. 33 - 42.)

Для нашей работы существенным представляется определение понятия концепт профессором Ю.С. Степановым как «объединяющих идей русской культуры», мировой культуры, которые «не требуется создавать заново, они уже есть - «константы» [325: 4]. (Степанов, Ю. С. Константы: словарь русской культуры / Ю. С. Степанов. - Изд. 2-е, испр. и доп. - М. : Академический проект, 2001. - 990 с.С.4) (В диссертации - С. 16).

Под концептом мы понимаем философско-эстетический феномен, ментальное образование, являющееся единицей художественной картины мира автора, заключающее в себе, с одной стороны, универсальный художественный и культурный опыт (дискретная единица коллективного сознания), с другой, эмоционально-чувственные проявления индивидуума. Концепты являются смыслообразующими константами художественной картины мира писателя, выражающими особенности художественного сознания писателя. В каждой культуре художественная модель мира репрезентируется целым рядом универсальных концептов, констант культуры (таких, как пространство, время, сущность стихий, нравственно-этические и чувственные понятия, аксеологические категории и т.п.), но у каждого народа между этими концептами присутствуют свои особенные соотношения, создающие основу национального мировидения (работы Д.С.Лихачева, Г.Д.Гачева, В.И. Карасика, Ю.С.Степанова и др.).

При сопоставительном анализе прозы А.Платонова и Ю. Казакова мы выявляем определяющие концепты в их прозе. Это - человек, дом, мать, ребенок, жизнь, смерть, музыка, земля, труд («делание»), дорога, природа, песня, звезда, душа, плач ребенка, свеча, море, лес, степь. Как важнейшие философские установки писателей, отражающие главный концепт творчества одного и другого художника - концепт ЧЕЛОВЕКА - мы рассматриваем следующие выражения писателей - «Без меня народ неполный» (Платонов. «Старый механик»); « Не тот без меня будет белый свет» (Ю. Казаков. «Северный дневник»).

Мы еще раз благодарим официального оппонента Полехину М.М. за положительный отзыв на нашу диссертационную работу, пожелания, которые мы учтем в нашей дальнейшей исследовательской работе.

Сеять души в людях
Рубрики:
Платонов Серафимова диссертация Полехина Давыдова Казаркин пассионарность Владимов Богомолье В.Быков В.Г.Распутин В.Кожинов Дырдин Брашт Гражданин Уклейкин Библейские мотивы В.Астафьев Бородин детство Б.Екимов Б.Пильняк Звездный билет