Ответы Серафимовой В.Д. на замечания Поляковой Л.В.

Ответ предваряется выдержкой из отзыва.

Диссертанту по-особому дорога мысль Л.А.Шубина о том, что следует вести речь не только о литературном воздействии произведений А.Платонова на писателей последующих поколений, «... а о направленности таланта писателя, о природе  его героя, о попытке этого героя осмыслить свою жизнь, жизнь других людей, о смысле отдельного и общего существования» (с.4). Здесь будет уместным сказать: меня мало убеждают обнаруженные В.Д. Серафимовой сходные параллели между прозой Платонова и романом В.Г.Сорокина «Голубое сало». Вряд ли их различие только в «брутальных, шоковых средствах, избранных Сорокиным» (С.37). О чем угодно можно говорить в связи с «Голубым салом», но менее всего, думаю, о сходстве «направленности талантов» Сорокина и Платонова, о поисках «смысла отдельного и общего существования». Гротеск Платонова – совершенно иного свойства.

ОТВЕТ СЕРАФИМОВОЙ В.Д.

Мы с искренним вниманием размышляем над мудрыми мыслями профессора Поляковой Л.В., и нам думается, что пафос ее суждений, если мы правильно его уловили, совпадает с нашими. Ведь и для нас важно подчеркнуть, что стилизация у В.Г.Сорокина ориентирована на ломку этики и эстетики, на деконструкцию следа, оставленного творчеством гениального писателя. Но такая попытка оборачивается парадоксом,  означающим подтверждение звездного статуса прозы А.Платонова. И все-таки, функционирование  художественных «конструктов» А.Платонова, хотя-бы и в снижено-деструктивном контексте современного постмодернизма, свидетельствует об огромной роли наследия и философа  в современном социокультурном  пространстве. Без А.Платонова оно уже не может мыслиться как полное.

Выдержка из отзыва Поляковой Л.В. и замечание:

Что касается новизны, то, конечно, диссертационная работа В.Д.Серафимовой во многом новаторская и по материалу, и по анализам, и по оценкам. Замечание: Однако совершенно «повис» на страницах автореферата, как формулирует его  диссертант, «принцип, позже ставший известным как пассионарная теория этногенеза Л.Н. Гумилева» (с. 9). Учение Л.Н. Гумилева о пассионарности, «пассионарных толчках» в историческом движении – действительно материал, способный обогатить  общегуманитарные концепции и вместе с литературоведческой наукой стать предметом междисциплинарного исследования, естествознания и науки о литературе. И такие литературоведческие труды уже есть. Хотя, бесспорно, трудно по автореферату  судить о степени продуктивности на страницах представленной к защите докторской диссертации контаминированного метода анализа, его путях и  эффективности в обращении к прозе Платонова и писателей второй половины ХХ-начала ХХ веков.

ОТВЕТ СЕРАФИМОВОЙ В.Д.:

В нашей работе мы используем интегрированный подход при сопоставлении прозы А.Платонова, конкретно повести «Эфирный тракт»(авторская датировка  –1926-27;  первая публикация в   1967) в  и повести Ю.Трифонова «Другая жизнь»(1975), ссылаясь на  работу Л.Н.Гумилева «Этногенез и биосфера Земли» (1979),  научный труд В.В.Вернадского «Философские мысли натуралиста» (1988), ссылаясь на монографию  А.В.Шаравина «Городская проза 70-80-х годов ХХ века». (М., 2001), проводим целостный анализ художественных произведений и выявляем сходный подход писателей к своим героям, к разрешению поставленных проблем .   Наш вывод: Типологические связи  между  прозой   Ю.Трифонова и А.Платонова  проявляются  и  в сходном подходе к герою,  обнаруживающем  много общего  с  пассионарной   теорией  этногенеза Л.Н.Гумилева(1912-1992).

Наша аргументация: Задумываясь  над сущностью и движущими силами этнической  истории, Л.Гумилев в  своем  фундаментальном исследовании «Этногенез и биосфера Земли» (1979), ставшей его второй  докторской диссертацией», доказывает, что в основе всякого деяния, оставляющего следы в истории, лежит страстное стремление человека к  своему идеалу, к целенаправленной деятельности,  связанной с изменением общественного или природного окружения,  «…причем достижение  намеченной цели, часто иллюзорной или губительной для самого субъекта, представляется ему ценнее даже собственной жизни». (Гумилев Л.Н. Этногенез  и биосфера Земли. – Л.,  1989. С. 252). Гумилев утверждал, что «любой этногенез», т.е. процесс формирования народа (нации) «... зачинается героическими, подчас жертвенными поступками небольших групп людей».  Этих людей ученый назвал  пассионариями и отметил, что «пассионарность не имеет отношения к этическим нормам, одинаково легко порождая подвиги и преступления, творчество и разрушение, благо и зло». Это страстное стремление к осуществлению своей мечты  наперекор всему  Гумилев  назвал  «пассионарностью». Источником  такой активности, по Гумилеву, является биогеохимическая энергия живого вещества биосферы, как она описана и В.В.Вернадским –  от биосферы через техносферу к ноосфере: «В геологической истории биосферы перед человеком открывается огромное будущее, если он  поймет  это и не  будет употреблять свой разум и свой труд на самоистребление». (Вернадский В.И.   Философские мысли натуралиста. –   М., 1988. С.  503).

Платоновский  подход к героям Федору Попову, Михаилу и  Егору Кирпичниковым – представителям «сердечной науки» и Исааку Матиссену, представителю «злой силы знания» в повести «Эфирный тракт» обнаруживает много общего с теорией пассионарности Л.Н. Гумилева. Создается впечатление, что Платонов своей повестью «Эфирный тракт» в художественной форме предвосхитил научные изыскания ученого, и что Гумилев читал повесть Платонова «Эфирный тракт». Инженер Михаил Кирпичников, герой платоновской повести «Эфирный тракт», одержим идеей понять «существо вселенной», добиться разгадки «искусственного размножения электронов», «эфирного тракта», чтобы «дать всем  хлеб в рот, счастье в грудь и мудрость в мозг», для этого он воспитал в себе «жажду знания, как кровную страсть». «Пассионарность» проявляется и в создании Платоновым образа Егора Кирпичникова, продолжателя дела отца после трагической его гибели по вине Матиссена. Он унаследует от отца «страсть познания мира», «изберет темой своей жизни конечную разгадку вселенной».

Стремление познать вселенную, как и в научном исследовании Л.Гумилева, у героев Платонова активизируется процессами, происходящими в космосе, «солнечного ветра», «солнечных вспышек»;  герои – «носители биополя». Мы отмечаем, что отечественном литературоведении подход к героям в «городской прозе», в том числе и в прозе Ю.Трифонова, с учетом теории пассионарности Льва Гумилева впервые отметил профессор А.В. Шаравин: «Для городской прозы, как и для автора «Этногенеза и биосферы Земли», пассионарность – это «способность и стремление к изменению окружения, атрибут подсознания». Именно здесь истоки того непонятного для большинства «магнетического притяжения» героев Ю.Трифонова, А.Битова, В.Маканина к какой-то только для них имеющей значение цели, не подразумевающей никакой выгоды».  (Шаравин А.В. Городская проза 70-80-х годов ХХ века».

Автореферат докторской диссертации.   С. 22, 23). «Пассионарность»,  «энергию души»,  «способность личности к особому неординарному восприятию событий, прочувствованному и пропущенному через целостность и единство внутреннего мира», присущую  лишь   немногим героям Трифонова, – А.В.Шаравин оценивает  как уникальный человеческий дар, как концептуальный аспект  для городской прозы: «… именно «энергия души» помогает преодолеть исчерпанность человеческого существования неудачей». Отмечу, что к пассионариям относит героинь В.Г.Распутина и Александр Прошкин, режиссер, в «послужном списке» которого ставшие заметными экранизации произведений Пушкина, Амфитеатрова, фильм «Холодное лето 1953», не говоря о прошедшем по телевидению многосерийном прочтении «Доктора Живаго», и наконец фильм «Живи и помни», поставленный им в по повести гениального писателя, нашего современника В.Г. Распутина.

Мы благодарны доктору филологических наук, профессору Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина, заслуженному деятелю науки РФ  Поляковой Ларисе Васильевне за внимательное прочтение диссертации, высокую ее оценку и замечания.

Вывод Поляковой Л.В. (цитируется из отзыва Поляковой Л.В. на автореферат диссертации Серафимовой В.Д.). Научные идеи, концепции и гипотезы В.Д. Серафимовой апробированы не только на многочисленных конференциях, но и в монографии, положительно оцененной известными учеными, в 11 публикациях на страницах изданий из списка ВАК Министерства  образования и науки  РФ, в других многочисленных работах. Ни открыто принципиальные мои несогласия с автором диссертации, ни замечания частного характера не могут поколебать вывода о том, что как свидетельствует автореферат, перед нами самостоятельный и завершенный фундаментальный труд о творчестве выдающегося русского художника ХХ века и «врастании» его творческого опыта в художественную практику писателей последующих  десятилетий.(выделено – Поляковой Л.В.)

Диссертация В.Д.Серафимовой «Традиции Андрея Платонова в философско-эстетических исканиях русской прозы второй половины ХХ – начала ХХ1 вв.» содержит решение задач, которые имеют существенное значение для платоноведения, в целом для развития отечественной науки о литературе. Исследование отвечает всем требованиям п.8 «Положения о порядке присуждения ученых степеней ВАК»,  предъявляевым к диссертациям на соискание степени доктора филологических, а ее автор бесспорно достоин присуждения ученой степени доктора филологических наук по специальности    10.01.91 – русская литература.

Еще записи по теме
Сеять души в людях
Рубрики:
Платонов Серафимова диссертация Полехина Давыдова Казаркин пассионарность Владимов Богомолье В.Быков В.Г.Распутин В.Кожинов Дырдин Брашт Гражданин Уклейкин Библейские мотивы В.Астафьев Бородин детство Б.Екимов Б.Пильняк Звездный билет