Ответы Серафимовой В.Д. на замечания официального оппонента профессора Казаркина А.П.

Ответ Серафимовой: Спасибо доктору филологических наук, уважаемому профессору Казаркину А.П. за внимательное чтение диссертации, высокую ее оценку, присутствие на защите. Хотелось бы ответить на некоторые замечания и пожелания.

Что касается включения перечисленных в отзыве писателей для сопоставительного анализа их прозы с прозой А.Платонова. При выборе имен писателей, творчески преемствующих и развивающих традиции А.Платонова, мы ориентировались на тех, которые сумели выразить поэзию и трагедию русской жизни, когда идеей многих стали идеи, враждебные русскому самосознанию. Это и представители «деревенской прозы», не без основания названной С.Г.Бочаровым «великой». Это и Ю.Трифонов, автор «московских повестей», ставших началом целого направления в русской литературе второй половины ХХ века – «городской прозы». Это и Л.Бородин, представитель неореалистической тенденции, в прозе которого получают сходное с Платоновым разрешение идеи «преображения души», реальности «падшего» мира. В исследование включены представители различных эстетических ориентаций, что позволяет сделать вывод о специфике прочтения «платоновского слова» и особенностей влияния А.Платонова на процесс формирования разных векторов отечественной словесности.(Диссертации – С.187-409) Используя сравнительный метод при сопоставительном анализе романа В.Сорокина «Голубое сало».(1999) и повести А.Платонова «Сокровенный человек»(1928) впервые в литературоведении мы конкретизируем соотношение реализма и постмодернизма в конкретном текстовом проявлении: существует ли платоновская школа при доминировании новых эстетических ценностей, определяем взаимоотношение классика и постмодернизма, оцениваемого как «неклассическое, вполне оформившееся эстетическое направление (Кякшто Н.Н.). При этом мы анализируем труды, исследования литературоведов, критиков, теоретиков, историков литературы: И.Скоропановой, М.Г.Павловца, Д.Быкова, Вячеслава Лютого, М.Ямпольского, Л.Аннинского. Выражаем согласие с трактовкой Л.Аннинским романа как пародии. Не приемлем оценку сорокинского романа Д.Приговым в статье 2003 г. в Новом литературном обозрении: «Русская литературная традиция гиперморалистична. Сорокин, строго говоря, тоже гиперморалистичен, но средства, избранные им, в рамках этой традиции просто шоковые». В оценке романа В. Сорокина нам близки размышления критика Вячеслава Лютого о постмодернизме( Лютый, В. Козье копытце (Еще раз о постмодернизме) // Подъем.,2000. № 11):

Нами учитываются также высказывания самих писателей о воздействии прозы А.Платонова на становление их поэтического мастерства. Об информационной ценности высказываний автора о своем творчестве мы ориентируемся и на работу М.М.Бахтина «Эпос и роман» (О методологии исследования романа)», отметившего, что именно прямые высказывания авторов помогли ему в выявлении специфических свойств исследуемых им романов. Выбор авторов был вызван и потребностью сравнительного описания ранее не сопоставлявшихся художественных миров. Задачу мы видели в том, чтобы развить намеченные исследователями перспективы в изучении платоновских традиций.

Некоторые из них уже включены нами в статьи, в учебники. Что касается публикаций: Мы рассматриваем традиции Андрея Платонова в русской литературе второй половины ХХ-начала ХХ1 вв. широко, в статьях мы выходим за рамки диссертации в плане сопоставительного анализа произведений  таких значительных современных писателей, как В.Маканин, Л.Петрушевская, В. Токарева с произведениями А.Платонова. Эти статьи связаны доминантными, концептуальными идеями с прозой Платонова. Включение таких произведений, как «Лаз», «Красное и голубое, «Предтеча» В.Маканина, «Я есть. Ты есть. Он есть» В.Токаревой или ее же рассказ «Сказать – не сказать», или «Новые Робинзоны» (хроника конца ХХ века) Л.Петрушевской в вертикальный контекст» художественного универсума с использованием «онтологического подхода», который мы провели в статьях,  определяет «лицо» русской литературы  ХХ - начала ХХ1. вв, позволяет из частных наблюдений выйти на концептуальный уровень о плодотворности тенденции гуманизма как этического и философского направления, отметить «всеобщность» этого свойства. В тексте диссертации, в главе 3.раздел 2. «А.Платонов – В.Белов. Диалог творческих сознаний» (С.222) мы обращаемся к литературоведческому исследованию В.Маканина «Отяжеление слова. Сказовый стиль в «Чевенгуре». Маканин отметит наличие сказового элемента в «Чевенгуре» А. Платонова и его функцию, усматривая его генезис в фольклоре, в прозе Лескова. «В «Чевенгуре, как нигде у Платонова, силен сказовый элемент, особенно же прием отяжеления слова». (курсив – В.Маканина)( Маканин В. Отяжеление слова. Сказовый стиль в «Чевенгуре» // Slavica Helvetica/ Sprache und Erzahlung bei Andrei Platonov – Bern: Peter Land AQ Europaisher Verlag der Wissenshaften, 1998. С. 250. 251) Сказовый стиль мы отмечаем в повести «Привычное дело»(1966) Василия Ивановича Белова.

Отмечаем, что В.Маканин в современной литературе предстает не только как глубокий исследователь языка Платонова, как литературовед, но как писатель унаследует платоновский интерес к онтологическим, сущностным проблемам бытия на страницах своей прозы, платоновское умение через юмор, смех говорить о серьезном, о чем мы пишем в статье «Метафорический язык произведений В.С.Маканина»(«Русская речь, 2002, №2.С.34-41) и в статье «В поисках констант бытия. «Лаз», «Предтеча», «Отставший» В.Маканина и «Новые Робинзоны (хроника конца ХХ века)» Л.Петрушевской (Вестник МГОУ. Серия «Русская филология», 2009, №3.С.158-165). В статьях, проведя анализ языка, мы отмечаем  метафорический характер прозы. Цитирую «На новом витке русской литературы Маканин актуализирует платоновсеие максимы «Действуй, радуйся и отвечай сам за добро и за лихо, ты на земле не посторонний прохожий»» «Все возможно и удается все, но главное – сеять души в людях».

В статье «Проблемы нравственности и гуманизма в «женской прозе» («Русский язык за рубежом», 2009, №1. С. 101-106), рассматривая такие рассказы и повести, как «Вместо меня», «Сказать – не сказать», «Я есть. Ты есть. Он есть», мы отмечаем, что апофеозу индивидуализма В.Токарева противопоставляет единение людей. Как отметила известный исследователь стиля А.Платонова Виола Викторовна Эйдинова - «Воспроизведение жизни в формах и пропорциях самой жизни – устойчивая творческая закономерность, придающая узнаваемый характер самым первым работам Платонова – стихам, статьям, рассказам. Закономерность, окрашивающая их стилевым образом ("долженствующей формой», – Б.Эйхенбаум), – и несомым ею, необходимым Платонову, смыслом».(Эйдинова В.В. Энергия стиля. О русской литературе ХХ века).

Ответ В.Д.Серафимовой на вопрос Казаркина А.П. об основных повествовательных приемах постмодерниста В.Ерофеева.

Основные повествовательные приемы в прозе Виктора Ерофеева – постмодернистская персонажная маска, садистские мотивы, монструозные герои, предлагаемые автором в качестве средства отстранения и абсурдизации мира. Рассказ «Жизнь с идиотом» лег в основу одноименной оперы А.Шнитке (1992).

Благодарю профессора Казаркина А.П. за доброжелательный отзыв о моей работе. Мы внесли свой скромный вклад в исследование традиций А.Платонова. Мы признаем справедливыми слова Казаркина А.П., что «...в работе есть и полемические положения, но это, подчеркнем, научно-академическая полемика, неизбежная при постановке сложной, масштабной проблемы. Оценка творчества конкретных прозаиков через традицию метафизического реализма, вероятно, вызовет продолжение и возражение. Исследовательская перспектива диссертации не подлежит сомнению».

Еще записи по теме
Сеять души в людях
Рубрики:
Платонов Серафимова диссертация Полехина Давыдова Казаркин пассионарность Владимов Богомолье В.Быков В.Г.Распутин В.Кожинов Дырдин Брашт Гражданин Уклейкин Библейские мотивы В.Астафьев Бородин детство Б.Екимов Б.Пильняк Звездный билет