В.П.Некрасов. «В самых адских котлах перебывал».

Виктор Платонович Некрасов (1911-1987) – основоположник «лейтенантской прозы», чья повесть «В окопах Сталинграда» была опубликована в годы, когда «окопная правда» ошеломила и была представлена на Сталинскую премию самим Сталиным».

Детство будущий писатель провел в Швейцарии, в Лозанне (мать – Зинаида Николаевна Мотовилова окончила медицинский факультет Лозаннского университета) и в Париже, где мать работала в Парижском военном госпитале. В 1915 г. семья Некрасовых обосновалась в Киеве.

До начала войны Некрасов некоторое время работал архитектором, потом актером и театральным художником в театрах Киева, Владивостока и Ростова-на-Дону. С первых дней Великой Отечественной войны Некрасов находился в действующей армии. Воевал в Сталинграде, на Украине, в Польше. По его собственному признанию в одном из фронтовых писем, он «в самых адских котлах перебывал». Дважды был ранен. После второго ранения в августе 1944 г. (возле Люблина) война для Виктора Платоновича закончилась. Он демобилизовался в звании капитана. Во время войны дважды был награжден медалью «За отвагу» и орденом «Красной Звезды».

Писать Некрасов начал на фронте. Свои первые произведения он, с учетом требований врачей, писал, разрабатывая парализованные пальцы правой руки (следствие первого ранения). О войне написал повесть «Сталинград», которая под названием «В окопах Сталинграда» была опубликована в 1946 г. в журнале «Знамя». Неожиданно для многих и самого автора повесть была в 1947 г. удостоена Сталинской премии. В последующие годы она была переиздана большинством советских издательств общим тиражом в несколько миллионов экземпляров, переведена на 36 языков. По книге был снят фильм с участием таких прекрасных актеров, как Василий Шукшин и Кирилл Лавров.

Повесть «В окопах Сталинграда» передает непосредственные впечатления автора, участника обороны Сталинграда, офицера саперного батальона. В изображении Некрасова война – это кровь, боль, смерть, но это и обычный человеческий быт в промежутках между боями, с маленькими радостями и тяготами. Произведения Некрасова о войне убедительны и достоверны. Повествование от первого лица придает книге «В окопах Сталинграда» особую достоверность, приближает изображаемое к читателю. «Есть детали, – пишет Некрасов в повести «В окопах Сталинграда», – которые запоминаются на всю жизнь. Маленькие, как будто незначительные, они как-то въедаются в тебя, вырастают во что-то большое, значительное, становятся как бы главными. Я видел одного убитого бойца, Он лежал на спине, раскинув руки. К губе его прилип окурок. И это было страшнее всего… – раскинутые руки и окурок на губе. Минуту назад была жизнь, мысли, желания, сейчас – смерть».

Эти строки из повести доносят до нас дыхание жизни солдат Великой Отечественной, они перекликаются со строками погибшего на фронте поэта Николая Майорова из стихотворения «Мы» о «русоволосых парнях», что ушли «не долюбив, не докурив последней папиросы».

А вот описание обычной между солдатами естественной жизни, как это и должно быть, когда группу Ширяева и Керженцева, пробивающуюся к своей тридцать восьмой армии, гостеприимно привечает семья Николая Николаевича, работающего на автоскладе. «Останавливаемся у одноэтажного каменного дома с обвалившейся штукатуркой и заклееными крест-накрест бумажными полосками окнами. Маленький уютный дворик. (…) Сохнет белье. Привязанный за ногу к перилам гусь. И опять кошка моется лапкой, нас зазывает. Потом мы сидим на веранде, за столом, покрытом скатертью, и едим сверхъественно вкусный суп из фасоли. Нас четверо, но нам все подливают и подливают. (…) После супа мы пьем чай.(…) Мы выпиваем по три стакана чаю, потом наливаем в бочку воды и долго с хохотом плещемся в тесном, загороженном досками закутке.. Трудно передать, какое это счастье.. К обеду приходит Николай Иванович. (…) Он всем очень интересуется. Расспрашивает нас о положении на фронте, о том, как нас питают, и о чем думает Черчилль, не открывая второго фронта, – «ведь это просто безобразие, сами посудите», – и как, по-вашему, дойдут ли немцы до Сталинграда, и если дойдут, то хватит ли у нас сил его оборонять. Сейчас все ходят на окопы» (…) После чая Николай Иванович показывает нам свою карту, на которой он маленькими флажками отмечает фронт. (…) Потом мы спим во дворе, в тени акаций, закрывшись полотенцами от мух.. Вечером мы собираемся в оперетту на «Подвязку Борджиа». Чистим во дворе сапоги, не жалея слюны». (курсив мой – В.С.).

Композиционно повесть «В окопах Сталинграда» состоит из двух частей, разделенных на главы, но не озаглавленных. В первой части – 20 глав, во второй – 30. Они соединены единым сюжетом, изображаемыми событиями, общими героями и повествуют о том, что видел своими глазами автобиографический герой-рассказчик, инженер Юрий Керженцев, оставленный начальником штаба Максимовым вместе с командиром первого батальона Ширяевым прикрывать переход наших частей, минировать берег Волги. «Продержитесь два дня. Восьмого с наступлением темноты начнете отход. (…) Немец к Воронежу подошел. (…) Дело дрянь, в общем. «Колечка» нам не миновать. – Он прямо в упор смотрит Ширяеву в глаза. – Береги патроны… Будешь здесь сидеть эти два дня – много не стреляй. Так, для виду только. И в бой не вступай. Ищи нас. Ищи… Где-нибудь да мы будем (…) Но помни и ты, Керженцев, – он строго глядит на меня, – до восьмого ни с места. Понятно? Хоть бы земля под ногами провалилась».

В финальной главе, когда наши войска уже отстоят Сталинград, и группа Керженцева будет праздновать победу, ему будет задан вопрос старшиной Чумаком, ответ на который содержится в предыдущих главах первой и второй частей – «А почему, инженер? Почему? Объясни мне вот. (…) Почему все так вышло? А? Помнишь, как долбали нас в сентябре? И все-таки не вышло. Почему? Почему не спихнули нас в Волгу?» «В самом изображении наших воинов автор сумел раскрыть тайну нашей победы», – отметит Андрей Платонов в одном из первых и лучших анализов повести.

В точных, художественно убедительных батальных, бытовых подробностях создается общая панорама фронтовой действительности, из которой складывается главная идея повести. Не дали «спихнуть» себя в Волгу, выиграли битву за Сталинград обыкновенные рядовые защитники города, среди которых были самоотверженные, не склонные видеть в себе героев, а честно несущие свою службу воины, такие, как командир Ширяев, пулеметчики Филатов, Кругликов, Севастьянов, Седых, Фабер, оруженосец Валега, украинец Лазаренко, «матросская душа» Чумак. Это и старичок-пулеметчик, который «три дня пролежал у своего пулемета, отрезанный от всех, и стрелял до тех пор, пока не кончились патроны. А потом с пулеметом на берег приполз. И даже пустые коробки из-под патронов приволок: «Зачем добро бросать – пригодится». О них герой-рассказчик говорит с большой любовью, подчас с юмором, наделяя каждого неповторимыми чертами характера, речью, стилем общения, поведением в бою. Девятнадцатилетний Седых воюет с сорок первого, с сентября, под Смоленском был ранен осколком в лопатку. Три месяца пролежал, потом направили на Юго-Западный. В Сталинграде получил звание сержанта. Запоминается он любознательностью, неожиданными вопросами, манерой смущаться. «Мне нравится Седых. Нравится его курносая детская физиономия, его чуть раскосые, смеющиеся глаза, брызжущая из него молодость. Даже смешная привычка ковырять ладонь, когда смущен, тоже нравится. Он как-то все делает с удовольствием и с аппетитом. (…) Любознателен Седых до смешного. Подсядет, обхватит руками колени и слушает, слегка приоткрыв рот, как дети сказку. Вопросы его неожиданны и по-детски наивны. Почему немцы не могут разгадать секрет «катюши», и почему компасная стрелка на север показывает, и правда ли, что у Рузвельта ноги не работают. (…) А что нужно сделать, чтоб орден Ленина получить?».

Своей любовью к книге Седых напоминает «знаменитого связиста» и «книгочея», героя послевоенного рассказа Некрасова «Посвящается Хемингуэю». Между боями Седых постоянно ищет, находит книги, читает их. «Седых приволакивает откуда-то учебник географии Крубера, письма Чехова, «Ниву» за двенадцатый год. По вечерам, усиленно слюнявя палец, читает».

Некрасовский Валега напоминает Васю Теркина А.Твардовского из «Книги про бойца», созданного поэтом и военным корреспондентом также в годы священной войны. Валега, как и Теркин, обстоятелен и спокоен в самых трудных, опасных ситуациях, сохраняет чувство юмора. Подробно прослеживается поведение персонажа при снятии обороны на Осколе. Группа Ширяева уходит. «Часов в одиннадцать начинаем снимать бойцов. (…) Обороны на Осколе больше не существует, Все, что еще вчера было живым, стреляющим, ощетинившимися пулеметами и винтовками, (…) на что было потрачено тринадцать дней и ночей, вырытое, перекрытое в три или четыре наката, старательно замаскированное травой и ветками – все это уже никому не нужно. (…) Удивительно тихо. Даже собаки не лают. Никто ничего не подозревает. Спят. А завтра проснутся и увидят немцев». Группа, «точно сознавая свою вину», смотря себе под ноги, не оглядываясь, идет на восток. Рядом с Керженцевым шагает Валега. «Он тащит на себе рюкзак, две фляжки, котелок, планшетку, полевую сумку и еще сумку от противогаза, набитую хлебом». Жуткое в своей реальности лицо войны предстает в описании смерти Лазаренко. Начинается обстрел. Лазаренко ранен в живот. «Он пытается улыбнуться. Из-под рубашки вываливается что-то красное. Он судорожно сжимает это пальцами. На лбу выступают крупные капли пота. (…) Хочет приподняться и сразу обмякает. Губы перестают дрожать. Мы вынимаем из его карманов ножик, сложенную для курева газету, потертый бумажник, перетянутый красной резинкой. В гимнастерке комсомольский билет и письмо – треугольник с кривыми буквами. Мы кладем Лазаренко в щель, засыпаем руками, прикрыв плащ-палаткой».

Своеобразие повести придают органически включенные в ткань повествования вводные эпизоды, отступления, фрагменты из подлинных писем, официальных приказов, бахвалистой речи фюрера в Мюнхене 9 ноября 1942 года, приведенной в «Фелькише беобахтер», воспоминания героя-рассказчика о «милом, милом Киеве», его размышления о сокурсниках, о любимой девушке Люсе, его рефлексия на увиденное, услышанное, прочитанное. В повести встречаются названия Мамаева кургана, ставшего символом несгибаемости и мощи русского духа, Тракторного завода, ни на минуту не прекращающего работы, выпускающего в годы войны танки для фронта, описания красавицы Волги. «Совсем недавно, ну вот вчера как будто бы, была она, эта самая Волга, черно-красной от дыма и пожарищ, всклокоченной от разрывов, рябой от плывущих досок и обломков. А сейчас обсаженная вехами ледовая дорога стрелой вонзается в противоположный берег. Снуют машины туда-сюда, (…) Рыжеусый регулировщик с желтым флажком говорит, что недели две уже не бьют по переправе – выдохлись».

К финалу повести меняется и описание картины войны. Возвратившийся в часть после тяжелого ранения и лечения герой-рассказчик с радостью подмечает перемены, происшедшие с того памятного сентябрьского утра. «Вот дорога, по которой пушку тащили. Вот белая водокачка. В нее угодила бомба и убила тридцать лежащих в ней раненых бойцов. Ее отстроили, залатали, какая-то кузница теперь в ней». Нет щели в израненной от бомбежек земле, в которой прятались с Валегой от бомбежки, появилась лестница, кто-то построил, «не надо уже по откосам лазить». В небе, как когда-то «хейнкели», проплывает партия наших «петляковых». «Торжественно, один за другим пикируют. (…) Около уборной человек двадцать немцев – грязных, небритых, обмотанных к4акими-то тряпками и полотенцами. Сияющий с головы до ног, никогда не теряющий присутствия духа обаятельный Седых встречает лейтенанта. «Веселая, румяная морда. Смеющиеся, совсем детские глаза. (…)

– Все тут смешалось, товарищ лейтенант. Немца гоним – пух летит. Наше КП тут же в овраге. Все на передовой. А меня царапнуло. Здесь оставили. Пленных стеречь».

В финале повести связной штаба просит разрешения обратиться к Керженцеву: «Начальник штаба вызывает. Велено всех к восемнадцати ноль-ноль собрать. На КП в овраге. (…) Северную группировку, слыхал. Завтра будут доканчивать на «Баррикадах». Нашу и тридцать девятую бросают туда».

Войне посвящены рассказы Некрасова «Рядовой Лютиков», «Переправа», «Три встречи», «Посвящается Хемингуэю». Большой интерес представляет эпистолярное наследие Некрасова, его письма к матери, Зинаиде Николаевне Некрасовой.

Сошлемся на одно из писем:

«3 мая 44».
1-е мая, к сожалению, нам не удалось встретить по-настоящему. Всю ночь шли… Но как шли. Такого ужаса в природе я, пожалуй, еще никогда не видел. Ночь, тьма, сумасшедший ветер, сбивающий с ног, и резкий, ни на минуту не прекращающийся, хлещущий прямо в лицо дождь. Промокли до ниточки, продрогли… Всю ночь брели по скользкой, вязкой грязи, ничего не видя вокруг себя. К месту назначения прибыли часов в 9. С трудом нашли себе квартиры. Растыкались по 2-3 человека в комнатах и почти целый день занимались тем, что сушили вещи – сидели в одних мокрых грязных кальсонах… Вечером опять пошли…
Интересно, как вы встретили 1 Мая. Были ли у вас хоть к этому дню деньги?
Привет всем. Крепко целую. Вика.

Жизнь солдата на войне, быт солдата, какой солдат между боями – темы рассказов Некрасова. Героем рассказов является рядовой войны с его непоколебимой верой в победу и ежедневной, ежеминутной трудной и честной службой для ее достижения. Автор высвечивает души своих «маленьких» героев, их напряженную внутреннюю жизнь, сильное чувство долга.

Таков рядовой Лютиков из одноименного рассказа, тяжело раненный во время выполнения боевого задания – подрыва пушки врага. Его подберут и втащат в окоп солдаты. Лютиков вскоре умрет. Последним его вопросом будет вопрос о пушке – «Пушка, пушка как?» И рассказчик подметит: «В этих словах было столько волнения, столько боязни, что я отвечу не то. О чем он все эти дни думал, что, если б даже он и не подорвал пушку, я б ему сказал, что подорвал. Но он подорвал таки ее, и не только ее, а и часть железобетонной трубы, так что немцы ничего не могли установить там. И я ему сказал об этом. Он прерывисто вздохнул и улыбнулся (…) В этой улыбке было столько счастья, столько… Я не выдержал и отвернулся».

Солдатом войны является и «маленький, худенький, с тоненькой детской шейкой, вылезающей из непомерно широкого воротника» связист Лешка – человек с красивой душой из рассказа «Посвящается Хемингуэю». Действие происходит в 1942 г., самые тяжелые дни в обороне Сталинграда. Наши воины прижаты к волжскому обрыву. Позади – Волга. Рассказ начинается сухим неторопливым языком, напоминающим боевые сводки с фронта: «В Сталинграде, в первом батальоне нашего полка был знаменитый связист…». Чем же знаменит этот связист, «казавшийся совсем ребенком»? Тем, что он был прекрасным связистом, моментально мог починить порыв в сети в сети на истерзанной бомбами и снарядами Сталинградской земле: «Где-нибудь в сети обнаружится порыв… побежит, починит и вернется». Но еще и тем знаменит, что умудряется постоянно, как только окажется свободная минута, читать книги. Читает все, что попадется под руку. Читает Толстого, Чехова, Куприна… Ему близки герои этих книг. Сила книги настолько велика для него, что через полчаса после ранения, «очень бледный. Потерявший свой девичий румянец», он переживает за героя рассказа Хемингуэя «Рог Быка» – мальчика Пако: «Вот глупо получилось, а? Просто ужас (…) – Жаль Пако, хороший парень был». Автор увидел что-то общее в прославленном старом писателе и маленьком связисте – общечеловеческое, духовное родство.

После войны появились сборники фронтовых рассказов писателя, повести «В родном городе», «Кира Георгиевна», по произведениям Некрасова создавались фильмы. Однако в конце 60-х годов началась травля писателя. Поводом к обвинениям послужили путевые очерки, в которых Некрасов писал о своих поездках за рубеж: «По обе стороны океана» (1962), «Месяц во Франции» (1965). Писателя обвинили в том, что он приукрашивает жизнь за рубежом и не выявляет недостатки капиталистического общества. Порицание вызывала и повесть «В родном городе» (1954), мол, не так изобразил Некрасов возвращение «солдата-победителя» в послевоенный мир.

12 сентября 1974 г. Некрасов вынужден был навсегда уехать из страны. Живя во Франции, Виктор Платонович Некрасов написал автобиографические произведения – «Маленькая печальная повесть», «Записки зеваки», «По ту сторону стены», «Саперлипопет». Эти произведения были опубликованы в 1991 г. в Москве в издательстве «Художественная литература».

Умер В.П.Некрасов в 1987 г. в Париже. Книги В.П.Некрасова пришли к людям, повествуя о силе духа русского солдата-интернационалиста, стали «мерой правды о войне» (слова Лазаря Лазарева), заложили «корневую традицию Окопов Сталинграда» в литературе о Великой Отечественной войне.

Вопросы и литература по творчеству В.П.Некрасова.

Вопросы для самостоятельной работы при подготовке к экзамену, написанию творческой работы

  1. Как отразилась тема Великой Отечественной войны в творчестве В. Некрасова?
  2. Какая повесть В.Некрасова посвящена обороне Сталинграда, участником которой он был в годы войны? За какое произведение Некрасов был удостоен Сталинской (Государственной) премии?
  3. Почему В.Некрасова называют признанным лидером «лейтенантской литературы», заявившей о себе на рубеже 50-60-х годов и игравшей затем очень большую роль в нашей духовной жизни?
  4. Повесть В.Некрасова «В окопах Сталинграда» написана от первого лица и во многом носит автобиографический характер. Каковы, на Ваш взгляд, существенные особенности содержания и поэтики повести? Какую роль в напряженном сюжете повести играют органически включенные, то и дело возникающие отступления - воспоминания героя-рассказчика, его размышления, его рефлексии?
  5. Назовите основные образы повести в их системе и внутренних связях. Охарактеризуйте сослуживцев героя-рассказчика Керженцева – Игоря, Валегу, Седых. Какие качества характера нравятся Вам в этих героях? Проследите, как мотив любви к своей земле, к Сталинграду проходит в повести «В окопах Сталинграда», в военных рассказах (Рекомендуются: «Рядовой Лютиков», «Посвящается Хемингуэю», «Судак», «Вторая ночь», «Случай на Мамаевом кургане», «Новичок» и др. – по выбору).).
  6. Cогласны ли Вы с оценкой А.Твардовского повести В.Некрасова «В окопах Сталинграда» - «Это правдивый рассказ о великой победе, складывавшейся из тысяч маленьких, неприметных приобретений боевого опыта и морально-политического превосходства наших воинов задолго до того, как она, победа, прозвучала на весь мир. И рассказ этот - литературно полноценный, своеобычный, художнически убедительный»?.
  7. Напишите сочинение по теме: Повесть В.Некрасова «В окопах Сталинграда» - поэтический памятник российскому солдату.
  8. Напишите сочинение по теме: Размышления о русском национальном характере в повести «Сталинградская битва» и в военных рассказах В.П.Некрасова.

Литература:

  1. Некрасов В. Вася Конаков: Рассказы. – М., 1961.
  2. Некрасов В. Избранные произведения: Повести, рассказы, путевые заметки. – М., 1962.
  3. Некрасов В. В самых адских котлах побывал…: Сборник повестей и рассказов, воспоминаний и писем. – М., 1991.
  4. Некрасов В. Саперлипопет, или Если бы да кабы, да во рту росли грибы… - М., 1991.
  5. Некрасов В. В окопах Сталинграда: Повесть. Рассказы. – М.: Эксмо, 2007.
  6. Платонов А. В окопах Сталинграда. // Огонек. 1947. №21.
  7. Твардовский А. В. Некрасов: В окопах Сталинграда. // Вопросы литературы. 1988. №10.
  8. Есаулов И. Сатанинские звезды и священная война. // Новый мир. 1994. №4.
  9. Лазарев Л. Былое и небылицы: Полемические заметки. // Знамя. 1984. №10.
Сеять души в людях
Рубрики:
Платонов Серафимова диссертация Полехина Давыдова Казаркин пассионарность Владимов Богомолье В.Быков В.Г.Распутин В.Кожинов Дырдин Брашт Гражданин Уклейкин Библейские мотивы В.Астафьев Бородин детство Б.Екимов Б.Пильняк Звездный билет