Серафимова В.Д. Статья: Пьеса А.Платонова «Высокое напряжение» в контексте его прозы и драматургии.

31 мая 2013 г. Серафимова В.Д. Просмотров: 2956
Рецензии


(Доклад прочитан и обсужден на 15 Шешуковских чтениях в  МПГУ. Опубликован в сборнике «Писатель и время: формы диалога:Материалы 15 Шешуковских чтений. Под ред. Л.А.Трубиной»; МПГУ. – М.:Интеллект-Центр, 2010. - 288.с. Статья Серафимовой В.Д. на  С. 139-149).


Книга драматургии А.Платонова, изданная в 2006 году,вводит в контекст культуры отдельную область его творчества – пьесы, вновь и вновь привлекая внимание к многогранности, разновекторности интересов писателя,еще раз подтверждая мысль исследователей о сложности органического и целостного восприятия творчества Платонова.Цель статьи – уяснение поэтического мира, доминантных идей пьес А.Платонова, конкретно пьесы «Высокое напряжение», в контексте прозы и драматургии. 


Прежде всего отметим, что пьесы А. Платонова объединяет с его прозой, литературно-критическими статьями мысль, высказанная в финале повести «Котлован»(1929-1930; публикация в России в 1987) о «тревожном чувстве», составившем тему сочинения, – «тревога за нечто любимое, потеря чего равносильна разрушению не только всего прошлого, но и будущего».1 Пьеса «Высокое напряжение»(1931; опубликована впервые в 1984) создана на производственную тему, «…в ней нашли реалии производственно-технической биографии А.Платонова».2 Действие в ней происходит на большом заводе в течение 4-5 дней. Пьеса создавалось А.Платоновым в то время, когда «годы запахли по-другому – цементом, известью, железом» (А.Малышкин),когда в газетах и журналах публиковались писательские статьи, очерки и репортажи со строек пятилетки, многие из которых легли в основу таких художественных произведений, как «Волга впадает в Каспийское море»(1929) Б.Пильняка, «Соть»(1930) Л.Леонова, «Гидроцентраль»(1931) М.Шагинян, «Время, вперед!»(1932) В.Катаева,и когда М.Горький призвал писателей к тесному вторжению литературы в жизнь, основное содержание которой – социальная революция.


Как и повесть «Ювенильное море» (1934; впервые опубликована в 1986), пьеса «Высокое напряжение» сохраняет память о буме «производственного романа» 1930-х годов. В комментариях к пьесе Н.В.Корниенко верно  заметит, что «Высоким напряжением» Платонов открыто заявлял о собственной перестройке и пытался прорвать изоляцию,сложившуюся вокруг него после публикации «Впрок».3 Конкретно-бытовой план пьесы несет на себе социальные признаки эпохи: пятилетка в четыре года, ударные бригады, нехватка рабочих рук,инструментов, напряженная, «на износ», работа в цехах, частые аварии,рапорты, закрытые распределители, карточная система и т.д. Но и здесь социальное не затеняет и не отменяет нравственно-философского и онтологического начал, важных для героев. Социально-критическая мысль Платонова в пьесе, как и в повести «Ювенильное море», в пьесах «Дураки на периферии»(1928; впервые опубликована в 2006), «Шарманка» (1930; впервые опубликована в 1988),впрямую обращается к реалиям современной ему жизни и в то же время выходит на широкий уровень, к проблеме «вселенского человека».


В «Высоком напряжении» находят художественное разрешение «вечные», онтологические вопросы бытия человека: вопросы: дружбы,

любви, свободы, чувства достоинства человека, выбора жизненного пути, силы человеческого духа, смерти и бессмертия и др. Как и в других своих произведениях, в пьесе «Высокое напряжение» Платонов далек от выполнения «социального заказа», он следует своему творческому кредо – «неослабного корректива в массах людей», высказанному в статье «Великая глухая»(1931; впервые опубликована в 1988). По Платонову, «место, населенное одними идеями и мероприятиями – не есть социалистическое место; бесчувственная идеологическая упитанность, сама по себе, не может сотворить нового мира. (…)Идеологическая оглашенность (…) ведет к простой художественной глухоте, (…) к производству лживых звуков (чтобы иметь «слух», надо уметь постоянно слышать других, даже когда сам говоришь, – надо постоянно иметь неослабный корректив своим чувствам в массах людей») Художественный метод не может быть одним: он не политика; у искусства есть свои местные конкретные условия,требующие применения своеобразных методов».4


Пьеса «Высокое напряжение» состоит из трех действий,сочетает в себе взаимодействие комического и трагического. Первая фраза одного из главных героев, Мешкова, представленного в списке действующих лиц в краткой характеристике как «утомленного вида инженер», носит трагикомический характер:«Нужно скончаться… Я мелочь, прослойка, двусмысленный элемент и прочий пустяк… (…) никто ко мне в гости не приходит, и мне некуда пойти. (…)О чем это всегда играет музыка? Она как будто обещает человеку друга. Светлое будущее… Но я скучаю от товарища и утомляюсь от врага(…) Я засыхаю – мне конец…»».5 В первом же действии автор представляет почти всех персонажей, героев своего времени – сменного инженера Ольгу Крашенину, ее мужа, служащего, директора завода Девлетова, инженера Абраментова. Выявляется и суть разногласий героев в осмыслении происходящего на заводе, в восприятии мира и отношения к людям. По ходу всей пьесы в диалогах, полилогах происходит борьба философских,нравственно-этических представлений. В диалогах, которые ведут персонажи,раскрывается их отклик на позиции, суждения, мнения, действия других людей,воссоздаются событийные ряды, поступки людей и их взаимоотношения, немаловажную роль играют ремарки с указанием на жесты, движения, интонации персонажей,комментарии к отдельным их репликам. Так, в разговоре Крашениной, Мешкова и Абраментова появляется фраза о «новом человеке», осмысление этого понятия раскрывается и в дневниковых записях писателя этого времени. Автор отказывает в праве называться «новым человеком» мужу Крашениной,подозревающего жену в измене, оскорбляющего ее нецензурными словами. «Я давно от него вся в синяках и шишках», – скажет Крашенина, – на что Мешков («в недоумении», как обозначено в ремарках) отвечает – «А я думал – новый человек весь чистый».6 курсив-В.С.). «Идеологическая упитанность» (фраза Платонова), подозрительность и неверие в человека, апатия и бездействие характеризуют Мешкова;естественность в поведении, открытость, адекватная реакция на происходящее – Абраментова. Он не позволит Крашенину, в припадке ревности рвущего на Ольге Михайловне платье («Докажи, что ты любишь меня одного на свете! Ведь терпенья нету…»), оскорблять женщину, «приподнимает его и сокрушающее швыряет всего человека в угол», как указано в ремарках.. Второе действие – кульминационное, во время аварии, спасая завод и товарища, гибнет Абраментов и один из рабочих, ударник аварийной службы Распопов. В третьем действии у двух гробов в заводском клубе собираются оставшиеся в живых под общим транспарантом «Мертвые герои прокладывают путь живым»,7 расставляются смысловые акценты в художественном исследовании проблем «личного и общего существования». 


Система персонажей пьесы, включая и работницу,разносящую обеды, и мужа Крашениной, служащего, и почтальона, одного из виновников аварии, и словно оживших, громкоговорящих телефонных трубок, – весь образный мир пьесы подтверждает дневниковую запись Платонова от 1931 года: «Новый мир реально существует, поскольку есть поколение искренно думающих и действующих в плане ортодоксии, (…) но он локален, этот мир, (…) Всемирным, универсально-историческим этот новый мир не будет, и быть им не может. Но живые люди, составляющие этот новый, принципиально новый и серьезный мир, уже есть и надо работать среди них и для них».8 (выделено – В.С.).


К «живым людям», в свете размышлений Платонова,мы относим Сергея Абраментова. В системе персонажей пьесы он является носителем жизнестроительных и нравственных начал, выражает идею пьесы. Представленный как «бывший зажиточный человек», побывший в ссылке за руководство забастовкий, и за границей, возвратившийся в СССР, он, по собственному признанию, «хочет узнать социализм чувством и действием». Платонов выдвигает в драматургии нового героя, «живого»человека, соединившего в себе силу духа и чувства, энергию души, отзывчивость,внимание к окружающим его людям, увлеченность делом, которым занимается,пытавшемуся разобраться, что несет человеку новый строй. Мешкову, думающему о самоубийстве, мыслящему себя «пустяком», «стесняющемуся жить»,подозревающем в бывшем товарище шпиона и вредителя («Я… осознал, что я дурак новой жизни, я стесняюсь жить. (…) Сережа, ты скажи мне тихо: ты не шпион, не подлец, не вредитель?»), – Абраментов, противопоставляет свою позицию, не соглашается с жизненной позицией своего товарища – «Но я не хочу быть пустяком! Я хочу быть товарищем пролетариата, я хочу вместе с ним долго и трудно жить».9


Отметим, что слово «пустяк» становится образом-понятием в художественном мире Платонова, переходит из произведения в произведение.10 В пьесе «Высокое напряжение» этот образ-понятие выявляет противостояние мироощущений, миропонимания,жизненной позиции двух персонажей. – Мешкова и Абраментова. В устах Абраментова словом «пустяк»отрицается позиция человека, равнодушного к жизни и людям, к самому себе. В финале пьесы инженер Абраментов, пытаясь спасти рабочего Распопова во время аварии, оказывается под током высокого напряжения и погибает: «Абраментов и Распопов падают на землю, не выпуская взаимных рук». Емким, исполненным высокого смысла, обладает монолог Абраментова, – «Советская власть еще меня не победила, а я ее побеждать уже не хочу. Может быть, мы обнимемся и упадем вместе на пустой земле».11 Гибель инженера и рабочего, «черных, обгорелых, почти неузнаваемых», « с выжженными глазами», упавших на землю, «не выпуская взаимных рук»,12

прочитывается как угроза гибели «идеи» социалистических преобразований, проводимых в ущерб конкретному человеку, как предостережение писателя-гуманиста о необходимости «беречь человека». Емкую нагрузку несут и изобразительно-выразительные средства языка в пьесе. Так, определение «пустая»применительно к слову «земля» – «пустая земля» – звучит как предостережение писателя-гуманиста от ненависти, вражды, нетерпимости. Идея пьесы – самоценность человеческой жизни, ее можно выразить словами из рассказа Платонова «Бессмертие» (1936), написанного также на производственную тему: «Нужно постоянно, непрерывно согревать другого человека своим дыханием, держать его близко, чтобы он не мертвел, чтобы он чувствовал свою необходимость».13


Абраментов, на наш взгляд,противостоящий идее «классовой нетерпимости», как и Фома Пухов из повести «Сокровенный человек»(1928), не верящий «в организацию мысли», открывает в драматургии Платонова типологию персонажей, относящихся к платоновским «сокровенным» героям. Самое ценное в этих характерах – чувство достоинства, духовная независимость, неприятие насаждаемых стандартов, поиск пути к другому человеку.


Итак, ассоциативное поле рассматриваемой пьесы Платонова втягивает другие платоновские тексты, дневниковые записи, статьи. Как и другие произведения Платонова, пьеса «Высокое напряжение представляет собой модель художественного мира писателя в целом. Она связана с другими произведениями, и в прозе, и в драматургии, общностью авторского подхода к герою, развитием доминантных идей, отдельными элементами поэтики. Так, в инженере Ольге Крашениной много общего с Эммануилом Левиным из рассказа «Бессмертие», с Надеждой Босталоевой из «Ювенильного моря», и так же, как и Босталоева, она готова пожертвовать молодостью, семьей, возникшим чувством к мужчине, чтобы справиться с производственной задачей сменного инженера: она не выходит из цехов по двадцать часов, засыпает сидя, даже во сне произносит слова о производстве. Речевая характеристика героини – «Я ведь не сплю, я только притворяюсь… Распопов, зови свою бригаду – держи давление, котельная слабеет… Я все бригады, все механизмы вижу во сне…»14 Ольга Крашенина олицетворяет героя времени, ударницу производства, человека железной эпохи, но не «нового человека», делающего, по Платонову, новый мир «всемирным, универсально-историческим». У гроба Абраметова она не находит живых слов, старается скрыть, заглушить в себе естественные чувства:«Я и полюбила вас, и заплакала. Но я не рада теперь…. Я забыла запомнить ваше лицо».


Справедливо и верно отметит Георг Лукач в статье 1937 «Эммануил Левин», касающейся рассказа «Бессмертие» и написанной, как и пьеса «Высокое напряжение», на производственную тему, что, по Платонову, процесс труда «… должен органически сочетаться с расцветом личности». 15  


В пьесе «Высокое напряжение» затрагивается широкий спектр тем, рассматриваемый как в драматургии, так и в прозе Платонова,прочитываются формулы и мифологемы, оказавшиеся адекватными для понимания советской истории, ментальности. Так, в разрешении проблем этичности науки, в нравственных исканиях, «мостящих дороги к спасению», Платонов следуют за мыслями Н.Федорова. У гроба Распопова, погибшего вместе с инженером Абраментовым во время тушения пожара на заводе, рабочий-ударник аварийный службы Пужаков произносит слова скорби и утешения, напрямую выражающие мысли автора «Философии общего дела» о долге воскрешения умерших: «Вот скоро хорошо уж будет, а тебя нету: нам, брат, без тебя тоже стыдно оставаться. Вот дай управиться – природу победим, тогда и тебя подымем …».16


В монологах, в репликах героев пьесы «Высокое напряжение»,как и в пьесах «14 Красных  Избушек», «Голос отца» – ощущается присутствие идеи Н.Федорова о способах преодоления смерти, о бессмертии. «Сокровенные»герои Платонова в своих действиях руководствуются федоровской инвективой,обозначенной как «супраморализм», «объединение для воскрешения».17 Идеи Н.Федорова есть активное христианство, требующие «обращения орудий войны в орудие спасения от голода и язв», искоренения вражды, ненависти,объединения людей «Супраморализм признает, – отмечал Федоров, – что катастрофа или гибель мира, последует в том лишь случае, если после проповеди Евангелия не состоится объединения».18


Развивая идеи Федорова,Платонов вырабатывает свою «философию существования», «идею жизни».Он обладает величайшим милосердием к судьбе конкретного человека и своих героев проверяют определяющим нравственным законом человеческой личности – отношением к смерти, к беде другого человека, следует доминирующему в «Философии общего дела» – ценности человеческой жизни, реальности ее исчезновения, ее хрупкости, реальности самоликвидации человека. Персонаж пьесы«14 Красных Избушек»(1933; первая публикация на Западе в 1972; в Рассии – в 1988)) колхозник Антон Концов утешает Суениту, оплакивающую умершего от голода сына: «Вскоре наука всего достигнет: твой ребенок и все досрочно погибшие люди, могущие дать пользу,будут бессмертно оживляться, обратно к активности!».19 В пьесе «Шарманка» острие сатирического пера писателя-гуманиста направлено против «врагов жизни», дорвавшихся  до власти управленцев, моривших голодом целый район, «взяв курс на

безлюдие».20 Лозунг каинов – «Весь мир развивается благодаря терпежу и мучению». 21 Предостережение писателя звучит и со страниц трагедии «14 Красных Избушек»: «Они обращаются (…) с жизнью как с заблуждением – беспощадно». В нравственных исканиях героев, в разрешении проблем этичности науки, Платонов следуют за мыслями Н.Федорова и в пьесе «Ноев ковчег (Каиново отродье)»(1950; опубликована впервые в 1993), которая создавалась в последний год его короткой жизни и осталась незавершенной. Шоп Эдмонд, ученый, руководитель американской археологической экспедиции на гору Арарат в поисках Ноева ковчега планирует использование достижений науки не в целях сохранения жизни, а для того, чтобы «взорвать атомную бомбу и сварить суп из турок».22 Предостережение людям от самоистребления, глобальной гибели мира, не покидавшее его и в последние дни жизни, Платонов вложит в уста Генри Полигнойса – «Неужели, чтобы быть человеком, надо быть убийцей?».23


В пьесе Платонова «Голос отца»(1937-1938;опубликована впервые в 1967) в духе «Философии общего дела» речь идет о «сыновней любви»,о «восстановлении всеобщей любви», ставится акцент на противоречивость деяний и устремлений человека. Характерен следующий диалог между сыном и отцом, «идущий через сердце Якова»: « – Кто же враг человеку? – Другой человек. – А кто друг? – Тоже человек. Вот в чем тягость и печаль жизни».24 Лежащий в могиле отец хочет предостеречь сына от совершенных самим ошибок,просит помнить, что «В руках зверя и негодяя самая высокая техника будет лишь оружием против человека». Яков уверяет отца, что его поколение сможет «раздавить врагов людей», что его сверстники знают, что «самая лучшая техника – это высший человек».


В прозе и в пьесах Платонова найдет подтверждение философема Платонова об этическом содержании науки, высказанная в повести «Эфирный тракт»(1926) – «Сила сердца питает мозг, а мертвое сердце умерщвляет ум».25


В пьесе «Высокое напряжение» неоднократно встречается и сквозной, многофункциональный образ-понятие «паровоза», «поезда».Символика образа-понятия паровоза, поезда придает пьесе смысловое единство с романом «Чевенгур» (1927-1930; первая публикация в 1988), этот образ символизирует надежду на новую жизнь, радостную, обновленную и – гибель веры. В начале романа «безымянные люди… надеялись на поезд, который увезет их в лучшее место».26 В «Ювенильном море» значение образов-понятий «поезд», «паровоз»расширяется. Герои размышляют о правильности выбранного пути к будущему,прибегая к образу паровоза, поезда. В уста Кемаля вложена мысль о паровозе,который должен обкататься: «Это мы притирку частей делаем, чтобы механизм обыгрался на ходу: новый паровоз тоже сам себя сначала не тянет, пока не обкатается».27  Побывав в Чевенгуре, в котором «жизнь находится в разложении на мелочи, и каждая мелочь не знает, с чем ей сцепиться, чтобы удержаться»,28 Саша Дванов отвергнет мысль о правильности выбранного пути, прибегнув к образу паровоза – «Я раньше думал, что революция – паровоз, а теперь вижу,нет».29 Такое же наполнение получает образ-понятие паровоза в пьесе «Высокое напряжение». Персонаж пьесы, инженер Жмяков во время аварии на заводе, танцуя,припевает, одновременно манипулируя с лампами на пульте – «Их паровоз летит вперед, а нам всем – остановка».30 (выделено – В.С.). Показательна и символика красного цвета в данном фрагменте текста («Одна красная лампа начинает быстро вспыхивать и потухать,что-то сигнализируя… Вспыхивают пульсирующим светом три-четыре новых красных лампы»). В комментариях к пьесе Н.В.Корниенко отмечает «пародийный перепев куплета-песни «Паровоз»: «Наш паровоз вперед летит, / В коммуне остановка, / Иного нет у нас пути, / В руках у нас винтовка».31 Доминантой в пьесе «Высокое напряжение, как и в «Шарманке»,как и в романе «Чевенгур», повестях «Котлован», «Ювенильное море» выступает критический пафос писателя, боль за людей, «изуродованных» бюрократической системой, ложной утопией социализма, одурманенных идеей классовой нетерпимости, подозрительности,идеологическим психозом, о которых Платонов размышляет в очерке 1928 года «Че-Че-О»:«Ведь бюрократизм стал уже признаком целой породы людей, (…) он отнимает у нас друзей и сподвижников, он стал нашей безотчетной скорбью».32 Эту боль писателя за «одурманенных людей», высказанную в очерке «Че-Че-О», в пьесе «Высокое напряжение»передает диалог между одним из виновников смерти людей на заводе инженером Жмяковым и директором завода: Девлетов: (…) Эх, Владимир Петрович, что же вы-то смотрели? Жмяков. Не хотелось, Илья Григорьевич, ток прерывать. Были бы аварии на механизмах, брак, скандал, промфинплан бы сорвали. Девлетов.Ну и что ж? Справились бы потом, не очень страшно… А то ведь вы людей пожгли, и каких людей».


Трагический финал пьесы,негероическая смерть двух строителей «нового мира», происшедшая в душевном томлении, закрыла доступ пьесы к читателю. «Распопов («томясь»,– как сказано в ремарке) просит перебить зажатую пылающим проводом руку – « Где товарищи, я никого не вижу… Мне скучно одному». Не помог и М.Горький,к которому обратился Платонов, послав ему пьесу. «Уверенно судить о достоинствах вашей пьесы мешает мне плохое знание среды и отношений,изображаемых вами. А рассматривая пьесу с ее литературной, формальной стороны,нахожу ее своеобразной, интересной и достойной сцены. (…) Забыл сказать: очень хороший язык»,33 – таков был ответ Горького Платонову.


Одна из главных мыслей пьесы – в утверждении права человека на жизнь, достойную человека Мотив «страха», «преодоления страха», развертываемый в пьесе «Высокое напряжение», находит разрешение в мысли, что человек может победить страх, обрести чувство достоинства. По Платонову, «Огромный напор и давление враждебных для человека сил (…) требует титанического противоборства этим враждебным силам».34  


Проиллюстрируем мысль: если первой фразой инженера Мешкова является фраза – «Нужно скончаться. Я мелочь, прослойка,двусмысленный элемент и прочий пустяк», то его же фраза в финале пьесы выражает готовность стоять за заводским пультом, включиться в республиканское кольцо высокого напряжения: «Сейчас все налажу: я ведь теперь бодр – после смерти! Я ведь теперь счастлив».35 Готовность героя стоять за заводским пультом мы рассматриваем как метафору. Героя пьесы Платонова «Высокое напряжение» характеризует в конечном итоге внутренний рост, раздвижение рамок сознания, что не захотел заметить Горький.36  Причину этого верно отметит Бенедикт Сарнов: «Платонов был клейменный,меченый, и всем было хорошо известно, КТО пометил его своей черной меткой».37 Итак, как показывает анализ пьесы «Высокое напряжение»персонажи пьесы в их системе и внутренних связях развивают методологию платоновского «смысла отдельного и общего существования», основные закономерности поэтического мира писателя  


Художественно исследуя проблему этичности науки,изобретений, Платонов в пьесе «Высокое напряжение» разрабатывает концепцию «высшего прекрасного человека», каким предстает в пьесе инженер Абраментов. Мотив «высшего прекрасного человека», «высшей прекрасной жизни», развертывается и в сюжете пьесы «Голос отца» в признаниях отца юноши, – «Высший прекрасный человек – вот в чем тайна, которую мы не могли открыть, – и поэтому мы умерли в тоске». Мотив «высшего прекрасного человека» развертывается и в сюжете рассказа «Любовь к Родине, или Путешествие воробья»(Сказочное происшествие)» (1936). Одинокий старый скрипач из этого рассказа увлекал своей музыкой слушателей «жить высшей, прекрасной жизнью.38 Итак, рассмотрение пьесы «Высокое напряжение» в контексте отдельных прозаических произведений и пьес А.Платонова, пришедших к читателю на родине позже его прозы, находятся в кругу философских и эстетических категорий и понятий художественного мира писателя. Литература.


1 Платонов А. Котлован // А.Платонов. Взыскание погибших.Повести. Рассказы. Пьеса. Статьи. – М., 1993. С. 281.  


2 Корниенко Н.В. Комментарии к пьесе «Высокое напряжение» // А.Платонов. Ноев ковчег:  Драматургия / А.Платонов; сост. А.Мартыненко; отв. ред. Е.Шубина; предисл. А.Битова. – М.:Вагриус, 2006. – 464 с. Комментарии Корниенко Н.В. к пьесе «Высокое напряжение» на С. 435.


3 Там же. С. 434.


4 Платонов А. Фабрика литературы // Платонов А.Возвращение. С. 178, 179.


5 Платонов А. Высокое напряжение // А.Платонов. Ноев ковчег: Драматургия. / Составитель Антон Мартыненко.  С. 117, 126.


6 Платонов А. Высокое напряжение С. 128.


7 Там же. С. 142.


8 Платонов А. Записные книжки. Материалы к биографии.Публикация М.А.Платоновой. Составление, подготовка текста, предисловие и примечания Н.В. Корниенко. 2-е издание. – М.: ИМЛИ РАН, 2006. С.112.


9 Платонов А. Высокое напряжение. С. 138.


10 Слова «пустяк», «пустяки»встречаются и в пьесе Платонова «14 Красных Избушек», наполняются, как было уже отмечено в платоноведении, «…противоречиями и смысловыми оттенками.«Я еду по пустяку» - одно содержание. Другое – в разговоре (Хоза – В.С.) с любовницей Интергом: «Выпуская из тела пустяки». О себе Хоз скажет:«Я такой же пустяк, как все живое и мертвое». А сознание для Хоза «светлый сумрак юности перед глазами, когда не видишь пустяка, господствующего в мире». См.: Фролов Владимир. Человек в космосе слова // Парадокс о драме: Перечитывая пьесы 20-39-х годов / Сост. И.Л.Вишневская. – М.: Наука, 1993. С.294, 295.


11 Платонов А. Высокое напряжение. С. 120.


12 Платонов А. Высокое напряжение. С. 141.


13 Платонов А. Бессмертие // А.Платонов. Котлован.Избранные произведения. – М.: Книжная палата, 1988. С. 295.


14 Платонов А. Высокое напряжение. С. 124.


15 Лукач Георг. Эммануил Левин // ЛО, 1937, №19/20. С.55-62.


16 Платонов А. Высокое напряжение.С. 143.


17 .Федоров Н. Ф. Философия общего дела. – М., 2008. С.493.


18 Там же. С. 493.


19 Платонов А. 14 Красных Избушек // А.П.Платонов. Ноев ковчег: Пьесы С. 203.


20 Платонов А. Шарманка // А.П.Платонов.Ноев ковчег: Драматургия С.  80..


21 Платонов А. Шарманка.С. 94.


22 Платонов А. Ноев ковчег // А.Платонов. Ноев ковчег: Драматургия . С. 420.


23 Там же. С. 424.


24 Платонов А. Голос отца // А.П.Платонов. Ноев ковчег: Пьесы. С. 212, 213.


25 Платонов А. Эфирный тракт // А.Платонов. Избр.произв.: В 2 тт Т. С.168.


26 Платонов А. Чевенгур. С. 79.


27 Платонов А. Ювенильное море. 1988. С. 64.


28 Платонов А. Чевенгур. С. 339.


29 Там же. С. 339.


30 Платонов А. Высокое напряжение. С. 131.


31 Корниенко Н. Комментарии. Высокое напряжение. С. 435.


32 Платонов А. Че-Че-О // А.Платонов. Возвращение. – М.,1989. С. 87.


33 М.Горький Платонову (28 июля 1932 г.) // Литературное наследство. Том 70. С. 319.


34 Платонов А. Либретто пьес. Добрый Тит. Злой учитель.Ф. 2124. Оп.1. Ед. хр. 97.


35 .Платонов А. Высокое напряжение. С. 153.


36 См.: Горький Платонову (28 июля 1932) // Лит.наследство. Т.70. С. 319.


37 .Сарнов Бенедикт // Сталин и писатели: книга третья.– М.: Эксмо, 2009. С. 988.


38 Платонов А. Любовь к Родине, или Путешествие воробья (Сказочное происшествие) // А.Платонов. Взыскание погибших. С. 448.

 

Сеять души в людях
Рубрики:
Платонов Серафимова диссертация Полехина Давыдова Казаркин пассионарность Владимов Богомолье В.Быков В.Г.Распутин В.Кожинов Дырдин Брашт Гражданин Уклейкин Библейские мотивы В.Астафьев Бородин детство Б.Екимов Б.Пильняк Звездный билет